Устав для Верхнего/Верхней

Существует ряд документов, призванных регламентировать BDSM-отношения, а скорее и конкретнее - именно D/s-отношения, поскольку именно они основаны на жёсткой регламентации, разделении ролей, и передачи прав от одного партнёра другому. Основным регламентирующим документом является Контракт, подписываемый тематическими партнёрами, а в некоторых странах – ещё и заверяемый юридически. Но основой и одновременно – важным дополнением контракта являются уставы Верхней/Верхнего и нижней/нижнего, в которых подробно прописываются права и обязанности сторон.

Чаще всего, когда речь идёт о таких документах, на первое место ставится устав нижней/нижнего, а об уставе Верхней/Верхнего разговор может даже не зайти.  Мол, как это, я же «сверху», какие у меня могут быть обязанности? Только права, абсолютные и безусловные. Разумеется, это совершенно неверный подход. Ведь быть «сверху», в первую очередь, означает взятие на себя полной ответственности за жизнь и здоровье нижнего партнёра, минимум, во время сессии.

Ниже приведём вариант устава для Верхней/Верхнего в D/s-отношениях. Этот вариант не является аксиомой, в нём прописаны лишь общие положения. Естественно, все люди разные, внутри каждой пары – свои отношения, поэтому, в соответствии с ситуацией, в данный документ могут вноситься определённые коррективы.

Устав для Верхнего/Верхней.

Человек, вступающий в тематические отношения, считается рабом/рабыней только в том случае, если он/она осознаёт все свои права и обязанности в данных отношениях, и добровольно, осознанно готов/готова передать свои права Верхней/Верхнему. В качестве подтверждения такой готовности желательно подписание контракта раба/рабыни, хотя некоторые тематические пары ограничиваются в данной ситуации лишь устными договорённостями.

Раб/рабыня и Госпожа/Господин в обязательном порядке должны оговаривать все ограничения, табу, границы допустимого. Как правило, эти пункты оговариваются в уставах и контракте. Госпожа/Господин обязуется соблюдать все табу и ограничения раба/рабыни, по крайней мере, до тех пор, пока раб/рабыня самостоятельно не попросит так или иначе «раздвинуть рамки».

Госпожа/Господин берёт на себя полную ответственность за жизнь, здоровье и благополучие раба/рабыни, а также за данные тематические отношения. Госпожа/Господин обязуется заботиться о своём рабе/своей рабыне, воспитывать его/её, наказывая за проступки и поощряя за правильное поведение. Госпожа/Господин вправе требовать от раба/рабыни неукоснительного выполнения определённых правил, установленных Госпожой/Господином.

Госпожа/Господин обязуется гарантировать не только физическую, но и психологическую безопасность раба/рабыни, как минимум, во время сессии, и в вопросах, так или иначе связанных с данными отношениями.
Данный устав может не распространяться на некоторые сферы жизни раба/рабыни. Это решается предварительно, на основе обоюдного согласия раба/рабыни и Госпожи/Господина, и должно быть внесено в уставы и контракт.

Так же, на основе обоюдного согласия, решается вопрос касаемо работы раба/рабыни. В случае принятия обоюдного решения о том, что раб не должен/рабыня не должна работать, Госпожа/Господин обязуется полностью взять на себя вопросы обеспечения раба/рабыни всем объективно необходимым. Кроме того, в некоторых случаях, должен быть оговорен и вопрос «дани», выплачиваемой рабом/рабыней Госпоже/Господину.
Поскольку раб/рабыня передаёт право на использование своего тела Госпоже/Господину, Она/Он обязуется приложить все усилия, чтобы не подвергать постоянным и чрезмерным повреждениям тело раба/рабыни. К перманентным телесным повреждениям следует отнести следующие состояния: 
- смерть; 
- физические увечья, повреждения, влекущие за собой нарушение нормальной работы тех или иных органов или частей тела, в том числе, переломы; 

- действия, могущие стать причиной какой-либо болезни раба/рабыни;
- различные постоянные или долговременные отметины на коже, в том числе, шрамы, ожоги, татуировки, без предварительного согласия на это со стороны раба/рабыни; 

- временный или постоянный пирсинг без предварительного согласия раба/рабыни на это; 
- бритье раба/рабыни, без его/ее согласия на это.